Нестандартное решение Высокого суда Англии

Lex Agrokor

Всем известно, что английская юрисдикция является одной из лучших для защиты бизнеса.

Действительно, более ста лет английское правосудие стоит на защите прав бизнеса и инвестиций. Если посмотреть на статистику (Prolex), то в более, чем 67,8 % внешних экономических и финансовых контрактов (страны СНГ, оффшоры, страны–члены Восточного блока ЕС)  именно британская юрисдикция определена местом разрешения возможного спора по контракту.

И вот, совсем недавно, а именно в ноябре 2017 года, Высокий суд Англии принял совсем нестандартный вердикт в инвестиционном споре.

Суд признал обоснованность хорватского закона (Закон «Lex Agrokor» – не официальное название), который был принят парламентом Хорватии в 2015 году исключительно в интересах стоявшей на грани банкротства компании Agrokor. По сути, этим вердиктом значительно усложняется жизнь пула внешних кредиторов, которые захотят добиться взыскания долга за счет иностранных активов компании.

Для Хорватии Agrokor является ключевой компанией – базой формирования государственного бюджета.

Вот краткая информация о компании. Аgrokor — крупнейшая хорватская продуктовая ритейлинговая компания с ежегоднной выручкой около €6,47 млрд. На нее приходится примерно 15% ВВП Хорватии. Также в компании работают порядка 40 000 рабочих в Хорватии и около 20 000 — в Словении, Боснии и Сербии. Как видите, по меркам Хорватии, компания действительно является ключевой для экономики страны.

В конце 2016 года у Аgrokor возникли ощутимые финансовые проблемы. Сеть перестала обслуживать свои долги.  Поставщики и другие кредиторы начали подавать в суд в связи с возникшей задолженностью. Постепенно бизнес оказался на краю попрости. В 2017 году стало ясно, что компанию надо спасать. Как потом выяснилось, собственники и менеджмент Agrokor длительное время фальсифицировали отчетность, скрывая истинное финансовые положение в компании.

Общий долг Agrokor оцениваются примерно в €7,7 млрд. Среди кредиторов Agrokor такие крупные финансовые учереждения: Banca Intesa, BNP Paribas, Goldman Sachs, Credit Suisse, а также российские: Сбербанк и ВТБ, кстати размер долга у них значительный, по сравнению с другими кредиторами, – €1,3 млрд и €340 млн соответственно.

Правительство Хорватии решило спасать ситуации. В результате чего и был принят «Lex Agrokor» – закон о чрезвычайной процедуре управления системно значимыми компаниями. Ключевое положение закона гласит, что в случае финансовой несостоятельности системно значимой компании ее управление переходит «чрезвычайному управляющему», назначаемому государственным судом города Загреба по предложению правительства Хорватии. Нормативный акт также предусматривает образование специального комитета кредиторов. В течение 12 месяцев чрезвычайный управляющий разрабатывает мировое соглашение, которое должно учитывать интересы кредиторов, входящих в комитет. Однако самое важное в Lex Agrokor – мораторий на предъявление любых исковых требований в отношении компании, а также всех контролируемых ею и аффилированных с ней компаний (где у нее не менее 25% акций). Для кредиторов Agrokor это означает, что на время процедуры чрезвычайного управления они не в праве обращаться ни в государственные, ни в третейские суды — ни против Agrokor, ни против компаний, входящих в ее группу (активы). Закон действует только на территории Хорватии. Руководство ЕС очень осторожно восприняло появления на свет такого норматива.

В других странах, где есть активы Agrokor, законодательный акт не действует.

Именно с целью блокировки таких активов кредиторы и обратились в Лондонский международный третейский суд (LCIA). Но, представители хорватского ритейлера подали в Высокий суд Англии заявление о признании последствий введения чрезвычайной процедуры управления Agrokor. И суд признал действия спорного закона на территории Великобритании. Это значить, что «Lex Agrokor» имеет силу на территории Королевства. Такое решение насторожило всех кредиторов. Конечно, существует возможность апелляционного обжалования. Также стоит заметить, что арбитражные судьи могут не взять во внимание решения Высокого суда, ведь арбитры сами определяют свою компетенцию, нормативную базу относительна рассмотрения спора и вправе не согласиться с позицией государственных судов.

Такой прецедент интересен и для других стран, например, может быть взят на вооружение Украиной в споре «О долге Януковича» (бонды на $1,5 мрд). И других подобных спорах.

Стоит сказать, что инвестиционные споры имеют историю. Так, с той же Хорватией судился  UniCredit, Raffeisen, Erste Group. Дело было в 2016 году – спор о введении закона о принудительной конвертации в евро договоров займа, заключенных в швейцарских франках. Инвестиционные суды были и с Аргентиной в 2002 году.

В большинстве споров арбитры встают на сторону инвестора. При подготовке таких кейсов следует узнать о наличии взаимных договоров о взаимной охране инвестиций между странами, следует выяснить, какие государства признают действия специальных законов, таких как Agrokor (кстати, его юрисдикцию не все страны признали). Также надо помнить, что исполнение решений в инвестиционных спорах в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией 1958.

И всё же, решение Высокого суда Англии, действительно, считается нестандартным и прецедентными для мировой инвестиционной практики.

По материалам: Forbes, Bne intellenews

Автор (анализ): к.ю.н, адвокат, старший научный сотрудник НИИ ИВ НАПрН Украины Андрей Шабалин (Andrey Shabalin)

ProLex.com.ua

Другие статьи >>>

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *